Валерий Голинский (nomer1) wrote,
Валерий Голинский
nomer1

Это не Рио-де-Жанейро



"Нет, это не Рио-де-Жанейро" - произносил О.Бендер при столкновениях с суровой действительностью. Наверное, во времена Ильфа и Петрова бразильский город переживал невероятный подъем. Нынче, конечно, Рио не вызывает подобных ассоциаций. В мире полным-полно шикарных городов. Но выражение Бендера прочно вошло в наш язык и, упоминая Рио, мы имеем в виду мифический город, где всё гораздо лучше, чем у нас и где все поголовно ходят в белых штанах. Пожалуй, хотя бы это одно по-прежнему возвышает Рио - у нас в белых штанах круглый год не походишь. Можно их, конечно, надеть и покрасоваться дома перед зеркалом. Но стоит выйти на улицу и сделать первые шаги, как белые штаны перестанут быть белыми.

Ну да бог с ними, со штанами. В конце-концов, не в штанах счастье. Точнее, не в их расцветке. Я не хотел ругать наш климат, брюзжать на дворников и коммунальные службы. На самом деле, справляться с таким количеством осадков в течение такого долгого периода не под силу человеческому гению. Удивляет, скорее, другое. А именно - подход к планировке городского пространства. В климатической зоне, где снег валит с неба как минимум четыре месяца в году, никому не приходит в голову организовывать дворы, улицы, тротуары, проходы между домами и точки вывоза мусора так, чтобы снег можно было удалять более эффективно. Наоборот! Даже в новостройках применятеся тропический подход. Бедным обильным снегам ничего не остается, как забиваться в проходы, нахлобучиваться на козырьках и уступчиках и в отчаяньи бросаться с высоких крыш и карнизов в больших массах. А сосули?! Крыши и балконы оскалены сосулями - не подойди! И лазером все не посбиваешь...

Города наши планируются южанами. Знойными мулатами в белых штанах. Они не знают, что такое снег. Они не изучают его в своих тропических университетах. Им не рассказывают, куда девать тысячи тонн воды. Да-да, бедные мулаты не догадываются о том, что при низких температурах вода существует лишь в твердом виде. Про третье агрегатное состояние воды им известно столько же, сколько нам про четвертое измерение пространства. Когда им рассказывают про белый порошок, они смеются - они думают, что им рассказывают про кокаин. Потому что про кокаин они точно знают. Но снега они даже не нюхали.

Возможно, они на зиму улетают в теплые края на гнездовья? Возвращаясь весной, под птичье ликование, мулаты поражаются той разрухе, которой встречают их умеренные широты. Они удивляются, почему спроектированные ими дороги, дома и прочие сооружения, построенные в предыдущем сезоне, к весне уже выглядят как памятники, оставленные древними цивилизациями. Мулаты сочувственно спрашивают - у вас тут была война? Землетрясение? Извержение вулкана? Нет, отвечают им хмурые аборигены. У нас была ЗИМА. - А что это за напасть такая? - интересуются дети тропиков. Аборигены лишь отмахиваются, берут в руки мётлы и начинают лениво соскребать пыль (вулканический пепел?), размазывать грязь и белить бордюры. И происходит чудо! Наши города на короткий период превращаются в сказочные риодежанейры. Куда-то деваются россыпи бутылок, пакетов, окурков и прочих бесполезных ископаемых. Растет буйная зелень, цветут цветы, поют птицы и мулаты смело разгуливают в белых штанах. Озаренные вдохновением, они снова и снова воплощают свои мечты о городе-солнце. Они проектируют новые дома, дворы, улицы такими светлыми, солнечными, изящными - аж дух захватывает, до чего же они хороши "на бумаге"! Сколько там башенок, граней, карнизов, выемок и прочих архитектурных завитушек! Сколько лесенок, переходиков, проходиков, скользких плиточек и закуточков! Как радостно всё это играет в лучах солнца! Мулаты высаживают тропические растения. Особенно радуют их вечнозеленые туи.

К дождям, к осени веселые мулаты с чувством выполненного долга улетают "у вырий". А сумрачные папуасы берутся за ломы и лопаты и начинают всю эту сказку делать былью. И останавливает их скорбный труд только снег, глубокий, как летаргический сон. Но стоит зиме ненадолго ослабить свою хватку, как угрюмые гномы начинают вновь копошиться в кисельной грязи, укладывая уплывающие из рук камушки с помощью святого песка и божьей матери.

За зиму под массами снега проваливается всё то, что может провалиться и падает всё то, что может упасть. От обилия талых вод размывается всё, что может размыться. Чудесные вечнозеленые туи расплющены сугробами. Пораженные цингой камушки мостовых шатаются, как зубы. Бедные трудолюбивые гномы смотрят на результаты трудов своих и с горя пьют волшебные зелья. Действительно, станешь тут угрюмым... Скоро прилетят мулаты и снова будут удивляться, почему здесь не Рио-де-Жанейро.

   
Tags: записки на заборе, рвать ткань, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments